ДОРДЖЕ ШУГДЭН

ГЕЛУГ  Тулку Драгпа Гьялцен 5-й Далай-лама Джая Пандита 4-й Богдо Гэгэн Нгаванг Кхедруп Лама Нюнгне Еше Зангпо 5-й 'Он Гьялсе Ринпоче Сера Дже Драгри Тхайе Тричен Тенпа Рабгье Намкха Тенкьонг Рабджампа Нгаванг Трехор Кангсар Ринпоче 8-й Богдо Гэгэн Серконг Дордже Чанг Кирти Ринпоче САКЬЯ  Морчен Кунга Лхандруб 30 и 31-й Сакья Тризины 33-й, 35-й, 37-й Сакья Тризины 39-й Сакья Тризин Ритуальный текст КАГЬЮ  Друбванг Дреу Лхас Дхармараджа Бутана НЬИНГМА Шугдэн в Сиккиме Шугдэн в Непале

 

 

 

 

У р с у л а  Б е р н и с

Возникновение Дордже Шугдэна

 

"Как правило, Гьялчен [Шугдэн] рассматривается предвзятым божеством, но поскольку существует эта запись в собрание сочинений Дагпа Гьялцена, я думаю он был благим"

Далай-лама

 

Как Тулку Драгпа Гьялцен стал защитником?

Считается, что Дордже Шугдэн возродился в виде защитника Дхармы после своего предшественника, который, как полагают, был самым известным мастером Гелугпа своего времени, Тулку Драгпа Гьялцен (1619-1654), и был убит. См. Дуджом Ринпоче: Crystal Mirror: A Short and Lucid History of Tibet, the Land of Snows, (gangs.cen bod.chen.po’i rgyal.rabs bsdus gsal.du bkod.pa sngon.med dvangs.shel ‘phrul.gyi me.long zhes.bya.ba bzhugs), текст завершенный в 1961 году, но не публиковавшийся до 1978 года в силу цензурных причин, зависящих от правительства в изгнании в Дхарамсале. При этом Часть публикации этого текста была изъята, стр. 373 или раздел 508.

Помимо этого, как признает Далай-лама: "хотя это не указано в биографии Пятого Далай-ламы, в соответствии с общей традицией, считается, что Дагпа Гьялцен был убит, его рот был заткнут шарфом (хадак)." (From the Fourteenth Dalai Lama’s talk on July 13th, 1978).

Буддийской онтологии свойственно различие уровней существования, различение между грубыми и тонкими материальными телами.

Хотя человек и множество животных имеют грубую материальную форму, абсолютное большинство существ имеют тонкие энергетические тела невидимые для обычного восприятия органов чувств. Все буддийские защитники и другие благие существа буддийского пантеона, как полагают, имеют такие тонкие энергетические тела, невидимые для физических глаз.

Дордже Шугдэн является одним из тех незримых сил, как верят те, кто полагается на него, и находится в континиуме Тулку Драгпа Гьялцена, совершенного мастера, чьи посмертные действия были  лишь  приняты  за  злонамеренные  [при     V Далай-ламе].

См., например, заявление Далай-ламы, "Мое мнение, что интуитивные поступки Тулку Драгпа Гьялцена и пути его медитаций были очень хорошими. Я посмотрел его собрания сочинений, которые также содержат его тайную биографию. Он, видимо, был успешен в своих практиках и имел подчиненный и умиротворенный ум. В его биографии имеется несколько текстов Гуру йоги, один из которых включает в центре Будду Шакьямуни и вокруг него: Гуру Ринпоче [Падмасамбхава] (8-9 век),

 Тулку Драгпа Гьялцен

окруженный линией Гуру школы Ньингма, Сачен Кунга Ньингпо (1092-1158 ), окруженный линией гуру школы Сакья; Марпа (1012-1097), Мила[репа] (1052-1135) и Двагпо (1079-1161), окруженные Гуру линии школы Кагью; Дже-Ринпоче [Цонкапа] (1375 - 1419) и двух его духовных сыновей, окруженных Гуру линии школы Гелуг; ... учения мастеров прошлого Сакья, Гелуг, Кагью и Ньингма суммированы и объясняется, что нужно воздать должное и читать восхваления с вспоминанием их качеств. В заключение он объясняет, что безграничные нарушения на основе современного сектантства производят причины падения в плохие сферы и, что он написал эту Гуру Йоги сознательно, чтобы избежать таких негативных результатов. Увидев, я подумал, что это было полезно. Как правило, Гьялчен [Шугдэн] рассматривается предвзятым божеством, но поскольку существует эта запись в собрание сочинений Дагпа Гьялцена, я думаю он был благим [учителем]" (From the Fourteenth Dalai Lama’s talk on July 13th, 1978).

Буддисты считают, что все имеет причино-следственную связь. Так, чтобы человеку возродиться в качестве гневного существа, такого как защитник, он должен пережить насильственную смерть. С другой стороны, кто-нибудь умерший в результате насильственной смерти может возродится как гневный дух. Считается, поскольку Тулку Драгпа Гьялцен был реализованный мастер, он не мог иметь следующее рождение в качестве сердитого духа.

При условии, что его природа была добродетельна, гневные проявления считаются только внешним шоу, чтобы помочь тем, кому угрожает опасность.

Таким образом, он был рожден в качестве защитника Дхармы, а не как вредный дух. Это рассматривают как один из факторов. Однако, [по преданию] основной причиной является обещание Тулку Драгпы Гьялцена сделаное в предыдущей жизни, когда он был одним из главных учеников Дже Цонкапы. Это было обещание заботиться о знаменитом учении своего патрона, когда в этом возникнет необходимость. Религиозная история Дордже Шугдэна, его воплощения и дела, описываются в dge.lden bsten.pa bsrung.wa’i lha mchog.sptul.pa’i chos.rgyal chen.po rdo.rje shugs.lden.rtsel kyi ksang ksum rmat.du byung.ba’i rtogs.pa brjot.pa’i ktam.du by.ba dam.chen rgya.mtso dgyes.pa’i rol.mo shes.bya.wa bshugs.so, изданной Кьябдже Триджангом Ринпоче, как исключительно религиозное объяснение превращения Тулку Драгпа Гьялцена в защитника Дхармы, где насильственная смерть видится лишь как условие для высшей позиции, где нет места мести.

 

Воплощение из линии великих мастеров

Религиозная линия реинкарнаций Тулку Драгпа Гьялцена впечатляет. Она включает одного из самых известных индийских адептов тайной мантры (Махасиддху) 10-го века, Вирупу, о его подвигах см. Masters of Enchantment, The Lives and Legends of the Mahasiddhas, перевод Кеит Доумен (Inner Traditions International, Rochester, Vermont, 1988, pp. 35-9) и великих тибетских мастеров Сакья Пандита Кунго Гьялцен (1182-1251), Бутон Ринчендруб (1290-1364), короткий биографический очерк, см. Dratshadpa Rinchen Namgyal: A Handful of Flowers, A Biography of Buton Rinchen Drub в переводе Ханса ван ден Богарта, Библиотека тибетских трудов и архивов, Дхарамсала, 1996 г., а так же Панчен Сонам Драгпу (1478-1554).

По следующим ниже источникам: Молитва линии Тулку Драгпа Гьялцена составлена 4-м Панчен-ламой Лозанг Чокьи Гьялценом ‘jam.mgon bstan.sung rgyal.chen rdo.rje shugs.ldan rtsal kyi be.bum bzhugs.so, Vol 1, Delhi, 1983, pp. 131-8, не включая Сакья Пандита; dge.lden bsten.pa bsrung.wa’i lha mchog.sptul.pa’i chos.rgyal chen.po rdo.rje shugs.lden.rtsel kyi ksang ksum rmat.du byung.ba’i rtogs.pa brjot.pa’i ktam.du by.ba dam.chen rgya.mtso dgyes.pa’i rol.mo shes.bya.wa bshugs.so, под редакцией Кьябдже Триджанга Ринпоче; dge.lden bsten.srung dkra.lha’i gyal.po srid ksum skye tgu’i srok bdag dam.lden bu.bshin skyeng.bai lha.mchok sptrul.pa’i rgyal.chen rdo.rje shugs.ldan rigs lnga rtsal gyi sger.bskang rgyas.pa phyoks las rnam.par rgyal.ba’i rnga tbyangs…bshugs.so, Пабонгки Дечен Ньингпо; Heart Jewel, Geshe Kelsang Gyatso, Tharpa Publications, London, 1991, pp. 81-90; Introduction to TAOTFPL, p. 11.

Следует отметить, что религиозные линии преемников известного тибетского буддийского мастера достаточно сложны. Не каждый соглашается на тех же самых предшественников. В этом смысле нет ни одной линии, которая не вызывает сомнений. Даже линия Далай-ламы содержит расхождения, если смотреть строго с точки зрения исторической последовательности, и он [14-й Далай лама] обычно берет за правило идентифицировать себя только с Пятым и Тринадцатым Далай-ламами. Что еще более усложняет дело, эти линии часто рассматривается на основе различной приемственности, тела, речи, ума, или активности, и может существовать более одного воплощения известного мастера одновременно.

 

Тулку Гьялцен Драгпа и 5-й Далай-лама

Тулку Драгпа Гьялцен был сугубо религиозный персонаж и не занимался политикой. До 1641 года Пятый Далай-лама считает Тулку Драгпа Гьялцена равным с ним по рангу. "С того времени [1634] до года Железной Змеи (1641) воплощенный лама gZims-khang-gong, рядом со мной в звании, продолжал посещать smon.lam." Ямагути цитирует автобиографию Пятого Далай-ламы в “The Sovereign Power of the Fifth Dalai Lama”, р. 12. Они оба были из монастыря Дрепунг, и оба были учениками Панчен-ламы Лозанг Чокьи Гьялцена. Не лишним будет отметить здесь, что Первый [4-я реинкарнация] Панчен-лама (далее по тибетскому описанию) Лобсанг Чоки Гьялцен (1567 [70]-1662) был наиболее важным мастером своего времени. Он был настоятелем всех трех монастырских университетов, Седегасум и Таши Лунпо, великим совершенным мастером Ваджраяны, автором многих текстов, некоторые по-прежнему ежедневно читают все Гелугпа. Он рукополагал четвертого и пятого Далай-лам, а также Тулку Драгпа Гьялцена и был Гуру для обоих.

Говорили, что он любил Тулку Драгпа Гьялцена, который не принимал участия в политике, особенно за его чисто религиозную практику. Панчен-лама имел большое религиозное влияние в Монголии еще до того как Пятый Далай-лама взял на себя политическую власть. Он сформировал хорошие отношения с монголами и маньчжурами и способствовал процветанию традиции Гелуг. Считается, что он помог Тибету и в религиозной и политической сфере. Так же он оказал влияние на Кушу Тензин Чокьи Гьялпо, известного монгольского деятеля, в распространении традиции Гелуг в Монголии. Это заложило основу для позднейшего политического успеха Пятого Далай-ламы. Личные истории Далай-ламы и Тулку Драгпы были переплетены и в предыдущих жизнях. Предыдущие воплощения Тулку Драгпа Гьялцена - Панчен Сонам Драгпа (Pan-chen bSod-nams grags-pa, 1478—1554), великий мастер, писатель, настоятель всех монастырских университетов, и в свою очередь, адепт Ваджраяны, чьи учебники до сих пор используется в Дрепунге, был учителем двух Далай-лам, но Пятый Далай-лама недолюбливал его и открыто критиковал. Ямагути утверждает, что работа Пятого Далай-ламы "Chronicle of Tibet" была его плагиатом у Панчен Сонам Драгпы. Ibid., p. (там же р. 11). Таким образом, у Пятого Далай-ламы, похоже, возникали разногласия с линией Тулку Драгпа Гьялцена более чем в одной жизни.

Одной из проблем, видимо, было то, что Тулку Драгпа Гьялцен был очень популярен и у монголов (там же p. 16), которые играли большую роль в тибетских политических делах в то время. Таким образом, его легко можно было воспринимать как угрозу для тех, кто устанавливал политическую власть при монгольской поддержке. Хотя большинство тибетцев верят, что Гушри Хан уступил Тибет Пятому Далай-ламе, не все согласны с тем, как была создана суверенная власть Далай-ламы. См., например, “Sovereign Power of the Fifth Dalai Lama,” и “The Dissemination of the Belief in the Dalai Lama as a Manifestation of the Bodhisattva Avalokiteshvara,”by Ishihama Yumiko, Acta Asiatica 64 (1993), pp.38-56.

 

Политический Климат во времена 5-го Далай-ламы

Это был важный момент для создания тибетской национальной самобытности под идеей сильной, единой центральной власти в Лхасе, который был дополнен мерами демонстрирующими преемственность нового режима от религозного верховенства великих царей седьмого-девятого столетия. Церимониал королевкого двора и пышная торжественность, строительство великолепного дворца на холме Потала подчеркивало эту тему; и культ Далай-ламы, как воплощения 'Phags-ра Spyan-RAS-gzigs (Авалокитешвары), видимо были разработаны в то время. ”High Peaks, Pure Earth”, р. 390. 390.

Политическая власть спресовалась в институт абсолютной власти. Для более детального анализа захвата политической власти Пятым Далай-ламой, который не терпел конкуренции в любой сфере, следует см.: "The Sovereign Power of the Fifth Dalai Lama: sPrul sku gZims-khang-gong-ma and the Removal of Governor Nor-bu", профессора Зуихо Ямагучи, в научной публикации Research Department of The Toyo Bunko (The Oriental Library) No. 53, Tokyo, 1995.

“Чтобы стать высшим религиозным авторитетом во всем Тибете, Далай-ламе было крайне важно, чтобы только один лама воплощенец в лице Далай-ламы был предстоятелем в монастыре ‘Bras-spungs с его штаб-квартирой в дворце dGa'-ldan.” (там же стр. 10 10). Ганден Потанг, название резиденции Пятого Далай-ламы в монастыре Дрепунг, позже переданное тибетскому правительству, т.е. правительству Ганден Потанг, когда с 1659 года он поселяется в новом просторном двореце Потала, что попрежнему возвышается над Лхасой и сегодня.

Из предания2 известно, что постоянный поток монголов, пропускал "Нижнюю резиденцию" (Далай-ламы) в монастыре Дрепунг, чтобы в "Верхней резиденции" сделать подношения Тулку Драгпа Гьялцену, что являлось постоянным раздражением политически амбициозных чиновников. “…как видно, что было две резиденции (bla-brang), так называемая нижняя резиденция Далай-ламы и верхняя резиденция линии Тулку Драгпа Гьялцена, оба из которых, по-видимому, были довольно известны. В результате чего представляется бесспорным, что мелкие конфликты между сотрудниками двух резиденций происходили" (From the Fourteenth Dalai Lama’s talk on July 13th, 1978)

 


 

1 The Dorje Shugden – Dalai Lama Conflict, 1996, extracted from research of Ursula Bernis

2 Trijang Rinpoche ”Music Delighting the Ocean of Protectors”:

Вскоре после этого, толпы паломников отовсюду, включая многих из Кхама, восточного Тибета, приехали в Лхасу, искали аудиенции и сделали подношения Тулку Драгпе Гьялцену в верхней резиденции [Дрепунга], в таком количестве, что казалось затмевали даже тех, которые искали встречи с Пятым Далай-ламой.

Дворец Далай-ламы Ганден определялся как нижняя резиденция, а Дворец Драгпы Гьялтсена как верхняя резиденция и люди говорили как будто верхняя и нижняя часть Дрепунга были фактически равны по статусу. Кроме того, в центре рядов монахов, посещающих большое подношение и молитвенный фестиваль Лхасы был установлен трон Драгпы Гьялтсена выше чем у Далай-ламы.

От этих и разных других действий, [регент] de sris Сонам Чёпел и другая свита во Дворце Ганден переживали нестерпимую ревнивость и стали искать возможность убить Драгпу Гьялцена.

 

 

 

 

 

 

 

Т р и н л е й  К е л с а н г

Пятый Далай-лама и равный ему Тулку Драгпа Гьялцен

 

“...вплоть до железной змеи лама воплощенец gZims-khang-gong рядом со мной в звании”

 

В монастыре Дрепунг1 близ Лхасы в то время было две главных общепризнанных линии реинкарнаций: верхней и нижней резиденций. Тулку Драгпа Гьялцен (1619-1656) был признанной реинкарнацией верхней резиденции (gzim khang gong ma), тогда как Пятый Далай-ламы был признан реинкарнацией нижней резиденции (gzim khang ‘og ma) (ATT, 129). Это и было первоначальным титулом Далай-ламы, тогда как эпитет "Далай", был дан ему монголами. Обе реинкарнации были учениками великого гелугпинского мастера Лобсан Чокьи Гьялцена (4-й Панчен-лама) и приняли от него рукоположение Виная2 в одном и том же году 1638 (COT, 192).

Как подразумевалось, оба мастера были духовно реализованными существами, но согласно мирскому видению могло казаться, что между ними существует соперничество из-за борьбы за власть администрации Пятого Далай-ламы. Совершенно очевидно из автобиографии Пятого Далай-ламы, что в 1634 году, до похода Гушри Хана и свержения царства Цанг, личное соперничество отсутствовало. (SPF, 12):

С этого времени вплоть до [года] железной змеи (1641) лама воплощенец gZims-khang-gong рядом со мной в звании, продолжал посещать [молитвенное собрание] smon lam (f. 75a5).

Однако регент Сонам Рабтен увидел этот равный статус как угрозу престижу Далай-ламы. Инцидент в автобиографии Пятого Далай-ламы, рассказывает, как в 1639 году Сонам Рабтен возражает против списка предыдущих воплощений Тулку Драгпа Гьялцена содержащегося в молитве к его приемственности, что привело к разногласиям со старшим монахом (SPF, 12-13). При свержении режима Цанг, описанного выше, Сонам Рабтен показал себя как агрессивная фигура.3 Накануне прихода к власти, он лично убил Карма Тенкьонга Вангпо, низложенного царя Цанга (AOK, 39) после победы войск Гушри Хана.

Протеже Сонам Рабтена – Нангсо Норбу,4 уже имел ранее некоторые осложнения с семьей Тулку Драгпа Гьялцена, называемой Gad-kha-sa. По словам автобиографии Пятого Далай-ламы в 1638 г. он присвоил их земли после того, как некоторые члены семьи были убиты монголами (SPF, 13).

После прихода к власти Пятого Далай-ламы и Сонам Рабтена, проявилось больше признаков соперничества с Тулку Драгпа Гьялценом. В автобиографии Пятого Далай-ламы (SPF, 15):

...до этого, [его] положению и т.п. отдавалось почитание как великому ламе, но с [года] водной лошади (1642) он был понижен до третьего ранга по решению регента [de sris, Сонам Рабтена] непосредственно. (f137a1-3)

В год смерти Тулку Драгпа Гьялцена, 1656 г., Пятый Далай-Лама лично, по словам его автобиографии, отправился выполнять ритуал для Тулку Драгпа Гьялцена, который заболел, но его план был отменен приказом Сонам Рабтена (SPF, 15). Воспользовавшись этой болезнью в качестве прикрытия, Сонам Рабтен и Нангсо Норбу, 5 с целью пресечь ростущую популярность тулку Драгпа Гьялцена, убили его (SPF, 16). Автобиография Далай-ламы отмечает, что Нангсо Норбу взял на себя часть вины за его убийство (DCG, 104), что является единственным официальным источником о виновности в этом инциденте.6

 

Пятый Далай-лама пишет молитву для быстрого возвращения Тулку Драгпа Гьялцена, том 21 (Zha) страницы 47-48 Собрания сочинений Пятого Далай-ламы (Sikkim Publication).7 Как правило, после того как лама воплощенец умирает, разыскивается его преемник.

Однако, после убийства Тулку Драгпа Гьялцена поисков или признания другой реинкарнации верхней резиденции никогда не было. Вместо этого согласно автобиографии Пятого Далай-ламы, по рекомендации оракула Нечунга, резиденция тулку Драгпы Гьялцена в Дрепунге была разрушена, а его рака с реликвиями была перемещена Сонам Рабтеном (SPF, 18).

 

Троде Кхангсар — подношение Дордже Шугдэну от Далай-ламы

Из-за убийства воплощенного мастера Тулку Драгпа Гьялцена было очень много дурных знаков и странных происшествий в Лхасе в тот год, которые согласно автобиографии оказали даже воздействие на самого Далай-ламу (ESG, 119). Сначала Далай-лама стремился подавить эти эффекты, пригласив мастеров для смирения Дордже Шугдэна через гневные ритуалы, но это в конечном счете, не имело успеха.

Что касается заключительных событий, которые привели к умиротворению явлений относящихся к тулку Драгпа Гьялцену и признания Дордже Шугдэна в качестве Защитника, Кангьюр Ринпоче дает следующее описание (TSH, 32-34):

Пятый Далай-лама был на ретрите в Потале, когда та начала трястись. В это время Дордже Шугдэн наступил своей правой ногой на вершину горы валун "mi drug" [smi drug rdza ri], а своей левой ногой наступил на вершину горы Дрепунг Гепел. Он толкал Поталу своим трезубцем... Пятый Далай-ламы почувствовал раскаяние и покаялся Дордже Шугдэну. Он основал храм Троде Кхангсар, в котором разместил статую Дордже Шугдэна. Затем он написал Manjushri’s Own Words [знаменитый Ламрим-текст] и поднес его Панчен Ринпоче, которому тогда было почти 100 лет. Панчен Ринпоче сказал: "я счастливый старый монах, теперь этим будет процветать традиция Гелуг" и вскоре он умер.

Этот рассказ как Пятый Далай-лама уступил Дордже Шугдэну благодаря духовному видению, возможно трудно принять как исторический. Как видно из институционализации различных защитников, как светские, так и мистические дела трудно отделить в описании жизни Пятого Далай-ламы.8 Характер его ритритов в то время был основан на прорицательских ритуалах. Так же в его автобиографии хорошо документировано, что он регулярно консультировался с государственным оракулом Нечунгом по важным государственным вопросам. Относительно того, как в начале именно Пятый Далай-лама отвел храм Троде Кхангсар для Дордже Шугдэна, есть историческое описание в Choepal’s pilgrimage guide (GCJ, 33):

tsen khang Пятый Далай-лама поднес в качестве обители [gnas] Дордже Шугдэну. Потому что изначально это место было «домом радости» [spro khang], принадлежавший Пятому Далай-ламе, его стали называть Троде Кхангсар. Первоначально в этоме tsen khang разместились статуи Дордже Шугдэна и Сетрапа, и также он использовался для призывания. Позднее Деси Сангье Гьяцо, ранее живший в монастыре Риво Чолинг, доверил владение tsen khang этому монастырю. Риво Чолингу было предписано направить туда 11 монахов и оракула для постоянного прибывания в Троде Кхангсар.

Таким образом официальное учреждение Дордже Шугдэна начинается с Пятого Далай-ламы и далее завершается Сангье Гьяцо, правившего Тибетом (как sde srid) до и после кончины Пятого Далай-ламы. Хотя Деси Сангье Гьяцо очень знаменит и хорошо известен, очень мало переводов на английский язык материалов о его полной событий жизни. Необходимо бросить взгляд на его жизнь и просвященность, чтобы в полной мере оценить значение вверения храма Троде Кхангсар монастырю Риво Чолинг.

 



1 Один из трех главных гелугпинских монастырей (gdan sa gsum).

2 Рукоположение монаха в оригинальной традиции Mulasarvastivada, которая была принесена в Тибет, т.е. smad ' dul.

3 Есть описанные разногласия между властным Сонам Рабтеном и самим Далай-ламой. Так же согласно A Cultural History of Tibet Снеллинга и Ричардсона, Сонам Рабтен был «человеком способным, хотя высокомерным и эгоистичным и он как считается призывал Далай-ламу утвердить себя выше Панчен-ламы, его собственного учителя, почитаемого как старейшая и значительная фигура»

4 Согласно некоторым, Нангсо Норбу был сыном Сонам Рабтена и по некоторым его племянником. По словам Yamaguchi в SPF, он был приемным сыном (sras po). Неитральный термин - протеже, возможно он и был родственником, но что точно - был выпестован Сонам Рабтеном. Nangso означает мажордом и этот Нангсо Норбу также был местным управителем (sde ba) в администрации Далай-ламы.

После смерти Сонам Рабтена в 1659 г. было противостояние между Нангсо Норбу и Пятым Далай-ламой. Пятый Далай-лама, не хотел заменять Сонам Рабтена на Нангсо Норбу в качестве sde sris, но Нангсо Норбу не хотел уступать. Многим ламам в Лхасе, в том числе Панчен-ламе, пришлось вмешаться, т.к. Наметилась возможность силового конфликта. В конечном счете Пятый Далай-лама назначил на должностьsde sris Тринлея Гьятсо (SPF, 20-23).

5 В соответствии с TBRC, который цитирует bod rig pa'i tshig mdzod chen mo shes bya rab gsal, ответственность за его убийство лежит на Нангсо Норбу.

6 Наличие противоречий в автобиографии Пятого, отмечает Триджанг Ринпоче, приводящий две цитаты (DCG, 104):

Как только я получил это сообщение, я пошел в верхнюю резиденцию. Я дал дженанг Махакалы, чтобы рассеять всех мешающих духов, но забыл буйство одного духа, таким образом дженанг, который я дал был неэффективен, и он умер утром тринадцатого.

Триджанг Ринпоче коментирует: «Таким образом, он [Пятый] говорит об этом так, как будто Тулку Драгпа Гьялцен умер из-за болезни». И следом приводит цитату из раздела ku la ka pa биографии Пятого Далай-ламы: Он из дома gad-kha-sa pa был внезапно убит некими молодыми людьми, таким образом, хотя возможно, вовлеченными оказались другие, но Нангсо Норбу взял часть вины. И Триджанг комментирует дальше: «Таким образом, если мы задумаемся о его (Далай-ламы) использовании слова ”вина”, кое-что может стать понятным». Это видимое противоречие похоже следует отнести на политику компиляторов и редакторов автобиографии Пятого Далай-ламы.

7 smon-lam shis-brjod brtan-bzhugs sogs-kyi tshigs-su bcad-pa rab-dkar dge-ba'i chu-klung las glegs-bam dang po

8 Пятый Далай-лама имеет целый том с описанием опыта ритритов, называемый Секретной Биографией, в котором описаны его различные видения. Он был переведен на английский язык как Visions of the Fifth Dalai Lama. И не только это, есть целая традиция наставлений по медитативным практикам, называемая чистое видение (dag snang), так же основанная на видении Пятого Далай-ламы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Статуя Шугдэна в монастыре Риво Чолинг   

 

 

 

 

 


Монастырь Ньемо Гьелче, Центральный Тибет   

 

 

 


Статуя Шугдэна в монастыре Ньемо Гьелче 🔎

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Монастырь Чантренг Сампелинг, Тибет, Кхам

 

 

 


4-х метровая статуя Шугдэна в монастыре Чантренг Сампелинг

 

 

 


Фреска Шугдэна в монастыре Чантренг Сампелинг

 

 

 

 

ГЕЛУГ 

Тулку Драгпа Гьялцен

5-й Далай-лама

Джая Пандита

4-й Богдо Гэгэн

Нгаванг Кхедруп

Лама Нюнгне Еше Зангпо

5-й 'Он Гьялсе Ринпоче

Сера Дже Драгри Тхайе

Тричен Тенпа Рабгье

Намкха Тенкьонг

Рабджампа Нгаванг

Трехор Кангсар Ринпоче

8-й Богдо Гэгэн

Серконг Дордже Чанг

Кирти Ринпоче

САКЬЯ 

Морчен Кунга Лхандруб

30 и 31-й Сакья Тризины

33-й, 35-й, 37-й Сакья Тризины

39-й Сакья Тризин

Ритуальный текст

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАГЬЮ 

Друбванг Дреу Лхас

Дхармараджа Бутана

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НЬИНГМА 

Шугдэн в Сиккиме

Шугдэн в Непале